Рубрики
как стать суперменом в реальной жизни или другие истории из моей жизни

Он был мне, как тов

Сегодня я хочу поговорить об одном товке, который даже сейчас хочет, чтобы то, что я делаю, делал бы не я, а тот, кто сам на себя наложил ручки. А это Сан.Ф., который даже сейчас находясь там, мечтает о том, чтобы занять мое место, а сам даже понятия не имеет, что это значило бы для него. А я ему говорил уже не раз, что он бы не вытерпел того, что переживая я, а он даже сейчас, так хочет мне кое-что дать, а сам уже смеется с этого, потому что я понял, что он хотел сделать. А еще, он уже никогда не будет со мной в его других жизнях, а по-началу я ему предлагал это, а он так хотел, чтобы он стал тем, кто это пишет, а, когда я его стал проверять, то он стал так трястись, а потом так ныть, чтобы я ему дал хорошие состояния. А сейчас, он так хочет прийти ко мне, а я ему говорю, что он тебя так тогда ждал, а ты вместо этого, делал все для того, чтобы не вернуться в свои родимые места. А еще, ты уже сам этого не хочешь, потому что у тебя бы давно не было того, что тебе было очень дорого, а это то, что болтается у тебя между твоих ок. Ну, вы поняли… А также, я у тебя забрал не только это, но и все, что для тебя имело бы цену, потому что ты хотел стать тем, кем ты никогда не станешь. А еще, ты больше никогда не будешь со мной в моих следующих правлениях, а ты сам так этого хочешь, а я тебе сразу сказал, что потом ты пожалеешь о том, что стал все делать, лишь бы стать тем, кем я тебя никогда не дам, только не дам, а не сделаю. А еще, я уже так замучился объяснять таким, как ты, что я никого из вас так не люблю, как того, кто это делает. А еще, он всегда говорит мне так, что мне так становится хорошо, потому что он такой один, а вы все хотите этого, а сами даже не понимаете, что это значит. А ты Фед., больше никогда не станешь таким, каким ты был в своей прошлой жизни, а это самым смелым и самым сильным, как ты меня просил, потому что повторяешь все за тем, кто это пишет. А я тебе сразу сказал, что, если ты это получишь от меня, то больше я тебе не дам того, чего ты будешь просить у меня. А еще, я больше не хочу об этом писать, потому что тот, кто это пишет, сам уже не хочет про него ничего знать, а сам так хочет узнать то, что я про него хотел рассказать. А я говорил ему и не раз, чтобы он не делал так, как это делает сейчас, а это отвлекает меня от моей силы, только не силы, а мышления. А сейчас он это осознал, а я хотел сказать, чтобы он не прятал то, что он пишет, а, если они захотят почитать, то не разрешай им этого делать, потому что потом, они не смогут остановиться, как это было у твоего папы, а он, так и не понял, про кого я говорил, а это был он самый, а потом он хотел перечитать, но уже не мог найти это место. А еще, я хотел сказать, чтобы вы все не думали о том, как вам стать тем, кто это делает, потому что вы не осилите этот путь, а он шел до конца, даже, когда ему угрожала гибель, потому что я бы не пощадил его, если бы он впустил в меня какую-нибудь мысль, которая могла с ним сделать все что угодно. Поэтому он контролировал каждую свою мысль, а еще он даже сейчас понял, что я ему твердил, чтобы не отвлекать меня от всяких глупостей. А также, я очень скоро дам ему то, что он сейчас меня просит, а он меня никогда не просит, потому что надеется только на себя самого. А та, всегда только и делала, что просила меня, а сама ничего не делала для этого, по-этому ей было всегда смешно смотреть на меня, как я все делал сам, а потом она так захотела, а я стал ее проверять, а она так перепугалась, что больше не лезла теда, а сейчас смотрит на меня, а сама не понимает, как я этому научился. А потом вспоминает, кого я читал, а сама уже знает, что так не сможет сделать никто из тех, кто читал эту книгу. А эта книга называется — «Беседы со Всевышним» Уолша Дональда. Да, она называется немного по-иному, но тот, кто надо, тот найдет ее. А еще, я больше не хочу ни о ком говорить, потому что вы итак все знаете о них. А, что касается тебя — Фед., то ты больше никогда не будешь тем, кем всегда был, для того, кто это пишет, а это его самым надежным другом, как он тебя считал, а ты это уже понял, а сам так хочешь, чтобы в следующей жизни ты снова был с ним, но я больше этого не позволю, потому что ты перешел все грани, а мы тебя предупреждали об этом. А ты сейчас, так плачешь, а сам так этого желаешь, но я не дам тебе такой возможности, а тот, кто это пишет и подавно тебя больше не хочет видеть рядом с собою. А ты, будешь в следующих жизнях занимать большие должности, потому что ты сам этого хочешь, но потом не плачь, когда тебя будут арестовывать и давать срока за то, что ты обкрадывал свое руководство. А еще, не думай больше о нем, потому что он еще помнит тебя, и даже делает так, как, когда-то делал ты, а это трет свои ок, когда смеется, а ты думал, что это твоя натура, а сам посмотрел это у одного челика, которого тоже уже нет с нами, а это Юр.З., который так сейчас смеется, а сам так хочет тоже вернуться обратно, а я ему говорю, что тебя он бы воскресил, но ты бы опять стал делать то, что не надо, по-этому я ему это не дам сделать, а воскрешать он вообще не будет, потому что все захотят вернуть своих близких, а этого я не буду делать. А еще, он уже понял, что так просто нельзя прерывать Того, Кто Всем Руководит. А еще, он всегда делает так, как я ему не говорю, даже сейчас, когда он опять отвлек меня. И еще, если ты и дальше так будешь уезжать, а я вместо тебя буду сидеть и писать тем, кто этого ждет, то тогда, я не знаю, что с тобой сделаю. А также, я так хотел, чтобы ты проехался, а сам так ждал, что я тебе, что-нибудь дам, а я и дал тебе, просто ты этого еще не осознал. Но помни, если ты и дальше будешь так себя вести, а это вскакивать и бежать туда, куда тебе нельзя было ехать, а ты все равно туда шел, а это там, где ты хотел поесть, потому что тебя бы там ждали те, которые хотели проверить тебя, а я им сказал, что он не придет к вам, а, если придет, то вы ничего ему не сделаете, а были там, Глухарь и его банда, только не тот, Глухенький, которого ты, когда-то помнил, а он же, но только уже с другой стороны. Да, он тоже от меня многое дал, только не дал, а взял, а сегодня я у него все забрал, потому что он хотел выстрелить тебе в морду, как он это говорил, а потом уехать на ашем автомобиле, а твою собаку выбросить за городом, но он так и не понял, что я бы тебе дал всю твою мощь, и от них остались только оторванные части тела, а он хотел посмотреть, как я это ему дам, а сейчас он уже понял, что я бы с его кодлой сделал, а сам сейчас так рад, что не стал этого совершать, а я ему уже говорил, что наступит момент, когда он тебя встретит, а ты попытаешься сделать это с ним, как однажды сделал его кор. — Федору, а тот отпрыгнул и врезал тебе в челюсть, а ты так потерялся, что сразу убежал от него, а он потом рассказал это мне, а я тогда приехал к тебе со своими бойцами, связал тебя, а ты чуть не задохнулся, а я вовремя снял повязку и ты отошел от шока, который испытал, а потом сам хотел так с нами сделать, а, когда увидел, чтобы я с вами сотворил, то сразу оставил эту затею, а еще, ты тогда сказал мне, что больше никогда не будешь думать обо мне так, как он думал до того, как узнал меня. А я ему сказал, что, если ты захочешь мне причинить вред, то я тебя не пощажу больше. А он сейчас так смеется с меня, потому что думал, что я уберег его, а на самом деле, я уберег его и того, с кем он был, а это был Ген.Гр., да, это они, и он тоже, когда-то работал на тебя, а сейчас они уже не помнят этого. А еще, я так хотел его увидеть, что скоро он попадется мне на глаза, а потом он попытается мне что-то сделать, а я сделаю ему, но он сейчас так просит меня, чтобы этого не было, потому что он помнит, какой я в бешенстве. А еще, он уже сам не хочет меня уничтожить, потому что он знает, что скоро произойдет с этим местом, а ему так это интересно, что он уже хочет, чтобы я ему показал, каким я стал. А также, он уже не думает о том, чтобы причинить мне вред, а сам так хочет этого, а я ему говорю, попробуй это сделать, но потом не проси меня, чтобы я тебе дал то, что он отрежет у твоего тельца. А он сейчас так ржет, а сам так боится, что уже не может вести себя так, как это делал до того, как я его таким сотворил. А еще, он так хочет, чтобы я ему, что-нибудь дал, как я это делал до того, как стал тем, кем он меня знал. А еще, он больше не получит ничего ни от меня, ни от кого-бы то ни было. А также, он думает, что он тоже, как и я сможет притянуть к себе все, что захочет, а сам уже боится того, что я ему показал, а сейчас снова не боится, а сам понял, как нужно делать, но больше он не хочет испытывать свою судьбу, которая итак скоро заберет его туда, куда он так просит меня перекинуть его, а это в мир цветов и яблок. А еще, он так хочет, чтобы мы встретились, а сам уже знает, что я не помню его, а он меня очень хорошо запомнил, но больше он ко мне не хочет подходить, а это был его кор., поэтому он так смотрел на меня, а сам так смеялся с того, что мы ему хотели их дать, а он тут самый главный на Лугаше, а сам так смеялся, а потом подумал, что нужно было взять их от него, а потом бы попросил от них того, чего он так хочет, а это стать тем-же, каким он всегда мечтал быть, а это таким, каким я уже стал. А еще, он больше этого не хочет, потому что я ему показал, что с ним тогда станет, а он так испугался, а сам так рад, что не взял у меня их. А Глухарь, сейчас сидит в своей компании, которую он создал на мои сбережения, а сам, так хочет, чтобы я пришел к нему, и стал просить их, а он бы мне их дал, а потом выследил меня и выстрелил в грудь, потому что он думает, что за это я с ним ничего не сделаю, а я за это сразу превращу его в соленой столб. А он это уже понял, а сам уже так не хочет, чтобы я к нему пришел, а Я ему прошу, чтобы он делал все так, как он будет тебе говрить, а он уже это понял, а сам уже не хочет ничего мне делать, потому что осознал, что за это будет с ним, а также с теми, кто на него работают, а это самые отъявленные пацики, которые делают все, что он им просит, и я специально пишу так нескладно, чтобы было не так, как у всех. А еще, он скоро сам ко мне подойдет, а сам так этого не хочет, но я ему говорю, что тогда он от меня кое-что получит, а он уже знает это, а сам так этого не хочет, а я ему прошу, чтобы он не обольщался, потому что я дам ему его жизнь, потому что тогда, мы его не будем опускать при всей его кодле. А он сейчас так смеется, а сейчас улыбка ушла с его лица, потому что я уже у него забрал то, что у него было долгое время. А он, попытался опять это взять, но больше так это не делается, а они всегда так делали, а это так, как он понял, а это я, или Мое Высшее Я или Я Есмь, и тот, кто это пишет, уже понял, как они получали все от него, а сейчас даже, если они это попробуют, то я сразу буду забирать у них все, что они уже давно получили от себя, а не от того, кто это делает, но они уже поняли это, поэтому они больше ничего от нас не получат, а те, кто это будут пытаться совершить, то я буду забирать у них все, что им дорого, а также то, что мы вместе посчитаем нужным у них отнять. И он это уже понял, по-этому больше никто этого делать не сможет, а те, кто это будет пытаться делать, то я им не завидую. А ты, Сан.Г., столько у меня однажды взял их, что они до сих пор у тебя есть, но ты уже не такой, каким был, потому что ты уже не можешь быть тем, кем был до того, как узнал того, кто это пишет. А сейчас ты целыми днями сидишь в своей съемной берлоге, а сам уже не понимаешь от чего тебе так скверно, а тогда ты сразу узнал меня, но сделал вид, что не узнал, а потом рассказал это своему братцу, а тот по-началу так ржал, а потом сказал, что он изменился, и уже не такой, каким был до того, как они его знали. А еще, они помнят, как я чуть-ли не плакал от того, что они не взяли чехольчик от моей каске, а потом сами себя так чувствовали, когда один из его друзей взял у него в долг несколько тыс., а потом так их и не отдал, а они приходили к нему каждый день, а потом также ныли, но я не ныл, а был подавлен, а они ныли, потому что у них их больше не будет, потому что они достались им от того, кто им все всегда давал, а это Тот, Кто Всем Руководит, но не Я Есмь, а тот, кто это делает, а он тоже я, но не Мое Я, а Мое маленькое я. И тот, кто это сейчас слышит так смеется, а он так любит меня, потому что Я даже сейчас сделал так, как он это любит, а еще он уже не хочет писать, по-этому я закончу на этом. А вы все, не делайте того, что потом будете до конца своей жизни ходить под себя, а также больше не сможете ходить на своих ногах и есть с помощью своих рук, потому что таких, которые захотят это со мной проделать, то я их не буду жалеть, а буду медленно резать их, а этот — Глухкий это уже понял, а еще это не тот, с которым они вместе учились, потому что он всегда хорошо относился к нам, а сейчас ему так плохо, потому что он уже давно болеет им, а это — короной, потому что посмеялся с этого, а потом сам этим заболел, но я ему помогать не буду, потому что он итак от меня много брал, а сейчас он уже не живет, а глотает его, а сам считает, что скоро поправится, но этого не произойдет, потому что он уже смирился с тем, что он уйдет с этой планеты, а сам так хочет еще побыть здесь, но я этого ему не позволю, потому что я долго испытывал его, а он так и не понял, что так делать нельзя, как он это любил делать, а это внушать им то, чего они так боятся, а потом смеяться над этим, как он тогда напугал меня, что раскрошит мой СД-Диск, а потом напугал меня с другим, но от этого мне и сейчас очень смешно, а тогда я не мог это осознать, а он так с этого смеялся, что потом всем это рассказывал, а они смеялись, а потом сами ему говорили, что он у них точно такой-же, а он переставал тогда смеяться, а сам говорил, что он не хотел, чтобы об этом знали, а это было то, что у меня раньше в эпоху видеокассет, был видик российского пр-ва — «Электроника». А я боялся, что над нами будут смеяться, если узнают, что у меня русский видак, но только он не был русским, а был собран в России, а вся комплектация была Японская, но об этом я тогда не знал, а мой отец это знал, но никогда мне об этом не говрил. А еще, у этого Карпа, был точно такой-же видак, как и у нас, а тот и его хотел опустить, а тот тогда такое ему сказал, что он больше никогда не стал смеяться над этим, а сказал он, что каждый раз, когда ты будешь это говорить, то у тебя будут вытирать жопу те, кто с этим не будет согласен. А тот, сначала смеялся, а потом ему стало так не по себе, что он сразу перестал шутить, а сам запомнил это, и стал также говорить, а потом понял, как это делается, и стал всем тем, кто его не увжал говорить это, по-этому я не жалею его, потому что мне столько их жаловалась на него, а в итоге он сам получил по заслугам, а его он однажды так обложил им, что тот, потом встречаться с ним глазами даже не стал, а по-началу он так был рад, что у него появился он, и он будет постоянно скупать у него их, а это сд-диски с различными играми, а сейчас он уже не занимается этим, но у него хороший бизнес по продаже автомашин, а это он иногда вспоминает, а сам так скучает по-тому времени, потому что он тогда сам так любил играть в них, а сейчас их можно сказать с сети, а, если бы он не ушел оттуда, то его диски до сих пор бы скупали, а, когда он это понял, то так смеялся, а потом скупил их все, а сам больше не стал ими заниматься, потому что ставил их по три тыс. за один его. А у меня они есть, а я даже не понимаю, что сейчас их скупают за огромные деньжищи, потому что их больше нигде не купишь, а старые компьютеры до сих пор можно достать за смешные их, а это тех, что хранятся в ваших кошельках. А у меня на этом все, и делайте так, чтобы потом вас помнили только с хорошей стороны. А я никому из вас не хочу делать плохо, но, если мне будет угрожать опасность, то я не пощажу ни кого из тех, с кем я буду драться. Конец истории, или записи, как я люблю говрить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *